8 сентября 1941 года – 27 января 1944-го. Не каждый сразу скажет, какое событие ограничивают две эти даты. Подсказка: тире между ними скрывает 641 тысячу смертей, невероятные морозы и страшный голод. 28 января учащиеся нашей гимназии встретились с теми, кто пережил блокаду Ленинграда.

Тамара Павловна Гущина, Надежда Петровна Сафонова, Зоя Дмитриевна Титрова и Нина Ивановна Филимонова живут в калининградском Доме ветеранов. Организаторы этой встречи хотели сделать её уютной, домашней – чтобы все пили чай и общались. Вскипятили воду, поставили на стол конфеты в вазочках; ребята принесли с собой печенье и пряники. Но пока женщины, пережившие блокаду, рассказывали о себе, никто к чаю не притронулся, и он успел остыть – слишком тяжёлыми были их истории. Да и не все из тех, к кому пришли в гости ребята, нашли в себе силы говорить. Нина Ивановна встала, прочла строки любимого ею стихотворения: «Я часто навещаю Ленинград и каждый раз при встрече с ним волнуюсь…» – Произнесла: – А теперь я расскажу вам про свою военную юность.., – но вдруг осеклась: – Нет, не смогу…

За Нину Ивановну это сделала сотрудница Дома ветеранов. Когда началась война, Нине шёл двенадцатый год. Она жила на Васильевском острове, вместе со своими ровесниками работала – разбирала завалы домов, рыла окопы, сбрасывала с крыш «зажигалки». И всё это в тридцатиградусный мороз. Когда детей эвакуировали, спряталась на чердаке под бочкой: не хотела уезжать из любимого города.

Зима 1941-1942 годов была самым лютым временем блокады. Отопления, горячей воды не было, и ленинградцы жгли мебель, книги, разбирали на дрова деревянные постройки. Транспорт стоял. От дистрофии и холода умирали тысячами. Но ленинградцы продолжали трудиться – действовали административные учреждения, типографии, поликлиники, детские сады, театры, публичная библиотека, продолжали свои исследования учёные. Работали подростки, заменившие ушедших на фронт отцов.

Тамаре Павловне Гущиной в 1941-м исполнилось четыре года.

– Но я всё хорошо помню, – говорит она. – Помню, когда выходили из бомбоубежища, в небе стояло зарево. Женщина, которая шла рядом, ужаснулась: «Бадаевские склады горят». Мы получали 125 граммов хлеба на сутки. Воды нет, голод, а мороз такой, что одеяло к телу примерзало. Спать боялись: всё время ждали воздушной тревоги. Однажды мама пошла на рынок выменять на вещи какие-нибудь продукты. Принесла столярный клей и потом отрезала нам по кусочку. А ещё ели лебеду.

Судьба маленькой Томы оказалась типичной для детей блокадного Ленинграда: детский дом, заводское училище. После работала фрезеровщицей. Вырастила детей, подняла внуков.

С начала введения карточной системы нормы выдачи продовольствия населению Ленинграда постоянно сокращались. В ноябре декабре 1941 года рабочий получал в день 250 граммов хлеба, а служащие, дети и старики лишь 125. Надежде Петровне Сафоновой в начале войны было 13 лет. Отец и брат ушли на фронт, мама осталась с пятью детьми. В сорок втором мама умерла, и обессилившие от голода дети просто лежали под одеялом: двигаться и что-то делать не было сил. Когда однажды в квартиру заглянул сосед дядя Ваня, в живых оставались лишь Надя и её сестра Аня. Девочек отдали в детдом и вывезли из города...

Брат, придя с фронта, нашёл Надю. Потом она вернулась в Ленинград и работала на его восстановлении.

Блокада Ленинграда длилась почти 900 дней и стала самой кровопролитной в истории человечества. В городе было заперто более двух с половиной миллионов жителей, в том числе 400 тысяч детей.

Зоя Дмитриевна Титрова жила с родителями и семилетней сестрой за Нарвской заставой. Как и во многих других семьях, отец ушёл на фронт. Мама осталась с двумя детьми. Память обрывисто выдаёт ощущение холода, голода, страха. В марте 43-го мама умерла. Осиротевших девочек удалось переправить к родственникам на Вологодчину, так и выжили. Дождались с войны отца. В 1947 году вместе с ним приехали в Калининградскую область. После окончания профтехучилища завода «Янтарь» Зоя Дмитриевна работала корабелом, окончила Калининградский технический институт, вырастила сына и дочь, внуков, правнуков.

А ещё эти прекрасные женщины рассказывали гимназистам о том, как голодные люди в промёрзших квартирах слушали Шостаковича. В экстремальных ситуациях обычно проявляются и худшие, и лучшие человеческие качества. Сотни юных ленинградцев были награждены орденами, тысячи – медалями «За оборону Ленинграда». Через все долгие месяцы героической обороны города они прошли рука об руку со взрослыми. Не было таких дел, в которых не участвовали дети: тушили пожары, расчищали улицы от снега, ухаживали за ранеными, выращивали овощи, помогали выпускать оружие и боеприпасы… Мы помним и не забудем никогда.

Николай Кочков, 7«В»
Валерия Сенина, 7«В»